Церковь и мир

Смотрите нашу программу на канале «Россия 24» каждую субботу в 14:30 МСК и воскресенье в 20:00 МСК

Все видео

Другие видео
09.02.2013

Эфир от 09.02.2013

Каковы отношения между православными и католиками? Сотрудничает ли Русская Православная Церковь со Святым Престолом? Что плохого в фэн-шуе и гороскопах? Стоит ли заниматься восточными практиками?

 

Митрополит: Здравствуйте дорогие братья и сестры, вы смотрите передачу «Церковь и мир». Сегодня тема нашей передачи – православно-католические отношения. И у меня в гостях --новоназначенный посол  Российской Федерации при Святом Престоле Александр Авдеев. Здравствуйте Александр Алексеевич!

Авдеев: Здравствуйте владыка, здравствуйте. Уважаемый владыка, за последние годы диалог дипломатический и политический между Ватиканом как государством и Российской Федерацией  стал насыщеннее, интереснее. Мы консультируемся по дипломатическим каналам с  Ватиканом по основным крупным международным проблемам. Мы вместе думаем, как эти проблемы решить. Причем у нас есть близость и понимание угроз, которые сейчас идут из 21 века на Европу, на мир, и то, как эти угрозы парировать. В последний год между Ватиканом и Россией состоялось более 10 тематических консультаций: Ближний Восток,  противостояние бедных и богатых, богатый север –бедный юг, вопросы с ситуацией на Ближнем востоке, тематика ООН и так далее. А как обстоит дело между РПЦ и Ватиканом как католическим, как Святым Престолом католической религии?

Митрополит: Прежде всего, хотел бы Вас сердечно поздравить, Александр Алексеевич, с назначением на этот ответственный пост. Вы дипломат с многолетним стажем работы на очень ответственных постах, Вы были и Министром культуры РФ, и заместителем министра иностранных дел, и послом  в ряде государств, и не сомневаюсь в том, что Ваш богатейший дипломатический опыт будет очень полезен в новом Вашем, как мы говорим на церковном языке, послушании. И радуюсь тому, что Вы будете представлять интересы Российской Федерации перед Святым Престолом как государством. Может быть, не все наши телезрители знают, что Римская католическая церковь существует как бы в двух ипостасях: с одной стороны, это крупнейшая христианская церковь сегодня на планете, а с другой стороны это государств, одно из самых маленьких государств  мира, государство Ватикан, которое имеет соответствующий статус, соответствующие представительства. И поэтому Вы как посол РФ будете представлять интересы России. Ну а мы как церковные представители, мы представляем интересы  Русской Церкви, которая многонациональна, и каноническая территория, которая включает и Россию, и Украину, и Белоруссию, и Молдавию, и Казахстан, и целый ряд государств. Если говорить о межцерковной ситуации, я должен констатировать положительную динамику в наших отношениях после восшествия на Римский престол папы Бенедикта 16-го. Это человек, которому в христианском мире относятся с большим уважением, который хорошо знает традицию православной церкви, он крупный богослов, и он обладает определенной чувствительностью, которая позволяет ему выстраивать отношения с православными церквями на должном уровне. Конечно, существуют те проблемы, которые мы унаследовали от нашей многовековой истории. Это и богословские проблемы, которые нас разделяют, это церковно-канонические проблемы, это и разное понимание церковного устройства. Проблемы эти решаются в богословском диалоге, в том числе на уровне межправославно-католическом. Но если говорить о взаимоотношениях именно Русской Церкви с римско-католической церковью, то здесь есть определенные позитивные сдвиги. И в качестве одного из положительных примеров хотел бы привести недавний визит Святейшего Патриарха Кирилла в Польшу, и подписание совместного обращения к народам России и Польши от лица РПЦ и Польской римско-католической церковью. Это вот один из примеров того, как мы, несмотря на существующие разногласия в вероучительной области, приходим к общему пониманию каких-то важных позиций, и можем обращаться с этих общих позиций к нашим народам.

Авдеев: Спасибо владыка за поздравления, я понимаю ответственность моей миссии, тем более что мне придется, как и моим коллегам в Министерстве иностранных дел, работать параллельно с Вами и Вашей службой, потому что Вы фактически являетесь министром иностранных дел РПЦ. Я знаю, что Вы периодически выезжаете в Ватикан и обсуждаете не только общие вопросы, но и реальную ситуацию в мире. Положение нацменьшинств и религиозных меньшинств. Я знаю, что и РПЦ и Ватикан глубоко волнует положение христиан в Сирии. Поэтому работать, сопрягая усилия с Ватиканом, как с государством (а это задача МИДа) и с Ватиканом, как центром католичества --  это большая ответственность. Я знаю, что все-таки Ватикан, ну если не контролирует, то, во всяком случае, распространяет свое влияние более чем на миллиард католиков. И очень важно, чтобы эти христиане-католики понимали важность сегодня в мире совместных усилий с православными, а также ключевую важность роли России, ее политики, ее духовной составляющей в решении основных вопросов мира. Поэтому, владыка, я признателен Вам за поздравление, и буду поздравлять те же хорошие традиции между МИДом и РПЦ -- сотрудничество, соучастие, стремление понимать друг друга, и работать на разных треках, но тем не менее, в интересах России.

Митрополит: Вы затронули очень болезненную тему, это тема того, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, и в частности в Сирии. Действительно то, что там происходит, это разворачивающиеся на наших глазах, при молчаливом одобрении Запада, и не только при молчаливом одобрении, при поддержке некоторых западных стран, по сути дела гуманитарная трагедия. То есть тысячи, десятки тысяч людей сегодня остались без крова, многие лишились жизни. И очень многие вынуждены покидать те места, где они, и их предки жили на протяжении десятилетий. По сути дела, речь идет о том, сохранится ли христианское присутствие в странах Ближнего Востока, в частности в таких странах, как Сирия. Конечно, это ведь может перекинуться и на другие страны потом. Так как уже мы видим, что вот эта волна фундаментализма и экстремизма, она перекидывается из одной страны в другую. И создается ощущение, что кто-то заинтересован в дестабилизации положения на Ближнем Востоке, и судьба христиан, судьба религиозных меньшинств этих людей очень мало заботит. И вот когда я был в Сирии, а я там неоднократно бывал, то очень многие подходили  религиозные лидеры, и говорили, что у нас вся надежда на Россию, именно как государство. Потому что только Россия понимает, что с нами здесь происходит, и действительно христианские лидеры Сирии глубоко обеспокоены тем, что сейчас творится на этой земле. И мы видим, что там, где приходят к власти радикальные исламисты, они первое, что делают, это просто физически уничтожают христиан, или их изгоняют. Конечно, здесь необходимы совместные усилия всех людей доброй воли, в том числе конечно, и наш контакт, и по церковной и по государственной линии с римско-католической церковью. Когда я был осенью в Риме на синоде епископов католической церкви, то я именно этой проблеме и посветил свое выступление. Проблеме того, что происходит в Сирии и на Ближнем Востоке.

Авдеев: Вы абсолютно правы, владыка, положение нацменьшинств и реализация их прав важны не только потому, что это права, но в Сирии они важны особенно. Потому что Дамаск – это территория, на которой святой Павел, тогда он был Савл, создал Антиохийскую церковь. Христианскую церковь. И если память мне не изменяет, это была первая церковь за пределами Израиля, после того, как она была создана Христом в Иерусалиме.

Митрополит: Это была первая церковь, где последователи Христа стали называться христиане. То есть, термин христиане пошел оттуда, из Антиохии, из Сирии.

Авдеев: Да, и просто будет цивилизационная катастрофа, если произойдет то, что может произойти, если мы все вместе не дадим  духовный, политический и иной отпор экстремистам. Мне очень импонирует одно совпадение, скорее это не совпадение, а это близость взглядов. И патриарх России, Его Святейшество Кирилл неоднократно подчеркивал необходимость сохранения морально-нравственных устоев в современном обществе. И в международных отношениях тоже. И в последних документах Папы, в послании его несколько месяцев назад подчеркивается эта же мысль. Я вижу в этих очень близких друг к другу подходах его Святейшества и Папы Римского, перспективное направление в работе и в диалоге двух церквей. Что вы думаете на этот счет?

Митрополит: Я совершенно с Вами согласен, и думаю, что защита традиционных нравственных ценностей -- это то общее поле, на котором мы должны взаимодействовать с римско-католической церковью. Наши разногласия богословские и иные мы можем обсуждать в рамках существующих соответствующих богословских комиссий, которые собираются, изучают документы, изучают богословие святых отцов. Но за этим достаточно таким академическим занятием, как бы нам не проморгать самого главного. Ведь идет мощная атака на христианство. Вот мы говорили о Сирии, мы говорили о Ближнем Востоке, где просто христиане подвергаются сейчас гонениям, подвергаются физическому истреблению. Но есть и другой род гонения и атаки на христианство, это вот то, что Папа, еще не будучи Папой в своей речи перед интронизацией назвал «диктатом релятивизма». То есть, такое отношение к жизни, когда предполагается, что каждый человек может строить жизнь на основе тех ценностей, которые для него подходят. То есть, нет никакой абсолютной общечеловеческой нравственности. Каждый человек сам себе закон. И церковь, конечно, может существовать на уровне частных увлечений отдельных людей. Вот один человек увлекается катанием на лыжах, другой увлекается хождением в церковь, это его право. Но как только церковь начинает публично заявлять о своей позиции, как только, например, церковь называет грех грехом, ее обвиняют в нетолерантности, в несовременности, на нее обрушиваются СМИ. И, по сути дела, католическая церковь на Западе сегодня существует в условии информационной блокады, и в условиях очень жесткого отпора со стороны вот этого самого секулярного общества. И сейчас уже в Европе стоит вопрос о том, сохранится ли там христианство. Сейчас уже в Европе крестики срывают со служащих тех или иных компаний. Как у нас в советское время иногда со школьников срывал крестики, если обнаруживали. А сегодня это происходит в цивилизованной христианской Европе. И конечно, наша общая задача, совместная задача наша и католической церкви -- это отстаивать традиционные ценности.

Авдеев: Мне кажется, что у нас есть уникальный опыт в России, который может быть полезен для католиков и сегодня, и Ватикан интересуется этим опытом, может быть, недостаточно подробно. А это опыт совместного проживания народов разных национальностей основных религий  России. Мы более 4 или 5 веков живем в одном месте, у нас единая родина, общее прошлое. Общее будущее, общая судьба. И умение жить друг с другом в мире. Должен сказать, что этот опыт России уникален, у католиков так не получилось. Ну, это их история, это их реальность. Но что касается России, то мы знаем, как жить вместе, как сотрудничать православным христианам с соседями по дому, по городу, по стране, и как уважать культуру и веру друг друга. И в этом смысле я, находясь в Ватикане, буду пропагандировать уникальный опыт России. У нас есть чему поучиться, не надо стесняться самим о себе рассказывать, о своей уникальности. Владыка, мы заговорили о богословских разногласиях, и я бы хотел, направляясь в Рим, попросить вас рассказать о том, как же все-таки решаются разногласия по проблеме филиокве. Святой Дух исходит от Бога Отца или от Бога Отца и Бога Сына?

Митрополит:  Мы православные считаем, что Святой дух исходит от Бога Отца, и мы здесь имеем твердые основания в Священном Писании, потому что сам Христос говорит о том, что «Святой Дух от Отца исходит». И в символе веры мы говорим: «от Отца исходящего». И в этот символ веры была, как известно, сделана добавка, она появилась на толедских соборах еще где-то в 6-7 веке, но фактически вошла в католический символ веры уже во втором тысячелетии: «От Отца и Сына исходящего». И там для этого есть свои определенные богословские предпосылки, которые восходят к учению о Троице блаженного Августина. Но я сейчас не буду вдаваться в подробности, я только скажу, что это богословское разногласие послужило одной из причин к разделению церквей, хотя не единственной, не главной причиной на тот момент. Но сейчас оно остается предметом обсуждения богословов, и обсуждается наряду с другими, разделяющими нас вопросами, из которых основной, это вопрос о роли римского епископа. Потому что в гипотетическом случае восстановления единства между востоком и западом, мы должны твердо понимать, в чем будет заключаться роль римского епископа. Этого понимания сейчас нет. Нет не только общего понимания между католиками и православными, но и внутри православной церкви есть разногласия в понимании того, какова должна быть роль первого епископа во Вселенской церкви. Но  хотелось бы опять сказать о том (и это к нашей с Вами работе имеет прямое отношение), что вне зависимости от того, решим ли мы эти вопросы, не решим, когда мы их решим, мы должны с католиками действовать сообща  во всем том, в чем мы уже едины, а этого очень много. Это, прежде всего, социально-нравственная проблематика, и здесь огромное поле  для нашего взаимодействия. К сожалению, наше время подходит к концу, я хотел бы Вас поблагодарить за то, что Вы были гостем нашей передачи, и пожелать Вам очень большого успеха в Вашей дипломатической миссии.

Авдеев: Спасибо, владыка. Я очень признателен за приглашение на эту передачу, признателен президенту Владимир Владимировичу Путину за назначение. Ну и не сомневаюсь, что мы будем работать вместе. Прекрасно понимаю задачи, которые стоят перед церковной дипломатией, и дипломатией государственной. Спасибо.

Митрополит: Успехов Вам, Александр Алексеевич.

Авдеев: Спасибо, владыка.

Митрополит: Дорогие телезрители мы с вами не прощаемся, я еще отвечу на несколько ваших вопросов.

Сюжет.

Митрополит: Мы с вами снова в студии программы «Церковь и мир», и сейчас я отвечу  на вопросы, которые вы присылаете  на сайт нашей программы VERA.VESTI.RU. Здравствуйте Анастасия!

Анастасия Ульянова: - Здравствуйте Владыка. 10 февраля отмечается китайский новый год, эта дата отмечается во многих СМИ, пишут об этом. И зрители нашей программы тоже заинтересованы темой Востока. Позвольте несколько вопросов. Первый от Ларисы из Новосибирска: «Я православная, в гороскопы не верю, но по работе приходится много общаться с людьми, и если я встречаю кого-то впервые, меня часто спрашивают, кто я по гороскопу. Как отвечать на такие вопросы?»

Митрополит:  Я думаю, что ответить можно, кто Вы по гороскопу, другое дело, что нельзя верить в гороскопы. По крайней мере,  эта вера в гороскопы несовместима с православной верой. Потому что, как говорил еще святой Григорий Богослов в 4-м веке, два человека рождаются  под одной звездой, под одним знаком зодиака, при этом у них разная судьба, разная смерть. И конечно мы православные христиане убеждены в том, что вера в гороскопы -- это суеверие, а Церковь всегда противостояла суевериям, и всегда с этим боролась. Поэтому я думаю, что из этого понимания и надо исходить.

Анастасия Ульянова:  Следующий вопрос: «Я увлекаюсь фен-шуем, он придает мне чувство гармонии, позволяет обрести внутреннее равновесие, надеюсь церковь не возбраняет подобные занятия?»   

Митрополит:  У Церкви нет какой-то официально выраженной точки зрения на фен-шуй, но здесь надо исходить, прежде всего, из того, что каждая религиозная система вырабатывает определенные методы самоорганизации, методы физического и духовного самоконтроля. И, как правило, это все взаимосвязано. То есть, если например, говорить о йоге, то там есть некая физическая составляющая, а есть духовная составляющая. Есть физические упражнения, которые могут использоваться как физкультура, а есть духовная составляющая, которая связана с медитацией, с конкретными религиозными представлениями. И вот если говорить также о других восточных культах, учениях, направлениях, то здесь для православного христианина нужно очень четко понимать, где заканчивается чисто, скажем, физические явления, связанные ну допустим с упражнениями для поднятия тонуса, для поднятия физического благосостояния. А где начинаются такие вещи, которые связаны уже с мироощущением, с осмыслением мира. И в этом плане может оказаться, что такое восприятие мира, которое предлагает то или иное восточное учение, оказывается совершенно несовместимым с христианством.

Анастасия Ульянова:  Владыка, спасибо Вам большое за ответы, я Вас благодарю.

Митрополит:  Спасибо Вам, Анастасия! Дорогие телезрители, хотел бы напомнить вам слова Христа:  «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные, по плодам их узнаете их». Я желаю вам всего доброго и да хранит вас всех Господь!   

Задать вопрос

* – поля, обязательные для заполнения