Церковь и мир

Смотрите нашу программу на канале «Россия 24» каждую субботу в 14:30 МСК и воскресенье в 20:00 МСК

Все видео

Другие видео
26.01.2013

Эфир от 26.01.2013

Что такое патриотизм? Каким образом стоит построить патриотическое воспитание в России? Как правильно назвать ребенка? Нужно ли человеку имя святого? Влияет ли фамилия на судьбу человека?

 

Программа от 26 января 2013 года

Владыка: Здравствуйте дорогие братья и сестры. Вы смотрите передачу «Церковь и мир». Сегодня у меня в гостях руководитель  Федерального агентства по делам молодежи Сергей Юрьевич Белоконев. Здравствуйте Сергей Юрьевич!

Белоконев: Добрый день владыка. Я хотел поблагодарить за возможность встретиться с Вами сегодня здесь. Хотелось бы задать несколько вопросов, которые волнуют и в целом молодых людей сегодня в стране, и наверное прежде всего тех людей, которые сегодня в органах исполнительной власти занимаются работой с молодыми людьми, с подрастающим поколением в наших высших учебных заведениях. Один из вопросов, которые интересуют, это хотелось бы услышать Ваше экспертное мнение как человека, который разбирается в этом. Вопрос касается патриотизма. Сегодня к нашей большой  радости, патриотизм становится, если можно так выразиться, трендом, ключевым направлением, которое задает в своем послании Президент нашей страны Владимир Владимирович Путин, выступая перед Федеральным собранием, и сегодня мы планируем более активно работу по патриотическому воспитанию. При этом хотелось бы в какой-то степени освежить представление о том, кто есть сегодня патриот. С другой стороны, каким образом, через что в новом ключе можно было бы формировать патриотизм, проводить патриотическое воспитание, что стоит учитывать, что может быть новое вам видится, стоит обязательно учесть?

Владыка: Мне кажется ,что слово патриотизм у нас имеет долгую и очень несчастливую историю, потому что в советское время этим словом злоупотребляли, и вот понятие патриотизма, оно, конечно, было переэксплуатировано в те годы. И когда распался Советский Союз, то в том идеологическом вакууме, который создался, для патриотизма так такового вообще не осталось места. И наши 90-е годы это было время, когда слово патриотизм употреблялось не иначе как с прилагательным квасной или тому подобное. И я очень рад тому, что сейчас происходит возрождение не того патриотизма, который мы помним с советского времени, а той естественной для человека любви к своей родине, которую мы наблюдаем у многих других народов, и которая у нас в силу исторических обстоятельств в значительной степени оказалась утраченной. В том числе как раз в 90-е годы, когда это выражалось не только в том, что люди говорили о своей собственной стране, но и в том, как они к ней относились и как они массово из нее уезжали. Уезжали, конечно, по экономическим причинам, по другим причинам, но в том числе и потому что у людей не было привязанности к своей земле, к своей родине. Эта привязанность естественна для человека. Здесь огромная духовная работа требуется и от государства конечно и от Церкви, чтобы возвратить людям естественное для человека чувство любви к родине, любви к символам родной земли. Почему так важны символы, почему во время войны потерять знамя считалось самым страшным преступлением, а защитить знамя считалось самым большим подвигом? А для многих ли из нас наше государственное знамя что-нибудь сегодня означает? Такими символами являются, конечно, не только государственные, но и церковные символы. Это наши святыни. И тут очень большое есть пространство у Церкви и государства для совместной работы.

Белоконев: Вот здесь действительно очень важно понимать саму механику и саму, как жизнь, как формируются символы, как формируются традиции. У Русской Православной Церкви достаточно большой опыт в формировании традиций новых, тем не менее, хотелось бы учесть опыт, который есть у Вас, которым вы обладаете при формировании традиций в контексте формирований патриотических каких-то посылов, акций, компаний. Вот недавно мы все отмечали праздник Крещения и у нас сформирована на моих глазах традиция (а я постсоветского, вернее позднесоветского, происхождения молодой человек), на моих глазах сформировалась традиция отмечать этот праздник. Вот в этой связи вопрос:  как и эту традицию можно было бы как-то дополнить, потому что есть определенный там скепсис у отдельных граждан по отношению того, что вот купание в проруби, а еще что? Все-таки некоторые  просто купаются в проруби, они внутрь себя не пускают никаких идей.

Владыка: Вот тут очень важно, чтобы соблюдение традиций, в том числе традиции, которые появились вновь или которые были забыты, но теперь восстановлены, оно не было просто каким-то чисто механическим соблюдением тех или иных традиций, чтобы она сопровождала церковный уклад жизни. Вот для нас празднование Крещения Господня совершенно необязательно связано с купанием в проруби. Хотя мы все купаемся в проруби, и мы говорили на эту тему как раз в этой передаче с нашим главным санитарным врачом Онищенко. Мы говорили о том, кому можно, а кому нельзя купаться в проруби. Но суть-то праздника не в этом, а суть праздника в том, что мы, во-первых, вспоминаем о крещении Иисуса Христа, мы осмысливаем это событие, мы вспоминаем свое собственное крещение. И мы думаем о том, что мы должны делать для того, чтобы это крещение не осталось просто формальностью для человека. А вот погружение в прорубь – это, я бы сказал, некое такое вот добавочное действие, которое может быть совершено, а может быть не совершено. Но когда оно совершается, когда люди здоровые купаются в проруби, они конечно чувствуют прилив сил, прилив адреналина. Очень важно, чтобы это не сопровождалось, например, принятием внутрь себя алкоголя, потому что это, по сути дела, нейтрализует все духовное действие. А наша задача -- возрождать такие традиции, которые бы способствовали духовному возрождению людей, участвующих в этих мероприятиях и всего нашего общества. И здесь я вижу очень большую роль наших святынь, потому что вот когда нам говорят, что вот что-то там привезли к нам из Святой земли, или привезли из Афона и сразу у нас народ на это откликается. А если сказать, что  какую-то святыню привезли, допустим, из Ростова Великого или из какой-то древней русской земли, то особого интереса к этому нет. А почему? Ведь у нас великие собраны святыни, у нас есть такие места, куда люди со всей земли ездят для поклонения этим святыням. Это и Троице-Сергиева Лавра, это и упомянутый Ростов Великий. А мы этими святынями пренебрегаем.

Белоконев: Вот в продолжение вопроса о Крещении. Наверное, вопрос этот часто задают все молодые семьи, и я, кстати говоря, как отец детей, тоже задавался вопросом, когда лучше крестить детей? Многие крестят в таком возрасте не очень сознательное, дети не помнят что они, как они крестились. Стоит крестить в годовалом возрасте или уже позже, когда есть осознание, когда дети вспоминают. Меня крестили в десять лет, у меня был отец коммунист, но при этом он к этому пришел еще в 80-е годы, и я помню, как меня крестили, для меня это важно. Вот как Вы считаете?

Владыка: Меня крестили в 11 лет. Моя мама писательница, и она к этому пришла тоже самостоятельно. И я помню, как меня крестили. Это хорошо когда мы помним таинство Крещения, но в церкви существует очень древняя, многовековая традиция, по крайней мере, с четвертого века (а есть основание предполагать что и с самого первого века)   крестить людей --  как взрослых, так и младенцев, -- не ожидая того, что они сознательно воспримут это таинство. Потому что само по себе таинство Крещения с нашей точки зрения -- это возможность для человека приобщиться к благодати Божьей. И эту благодать совершенно не обязательно воспринимать сознательно, если человек по каким-то причинам не может ее воспринять сознательно, или в силу возраста, или в силу каких-то иных обстоятельств. И почему святые отцы еще в древности ввели вот эту практику крещения младенцев. Что, во-первых, младенец не лишается благодати Божией, он не растет вне Церкви. Он с самого начала вот параллельно с тем, что он учится выговаривать буквы сначала, потом слова, он уже приобщается к благодати божьей, он причащается святых христовых тайн. То есть он соединяется с Богом еще в младенческом возрасте. Это не является навязыванием, как иногда говорят: вот вы навязываете ребенку мировоззрение. А разве родители не навязывают ему очень много чего? Например, ведь мы не ждем, пока ребенок придет в сознательный возраст прежде, чем мы его начнем его кормить. Мы не ждем, пока он нас попросит. Вот ребенок родился, и мать знает, что она его должна кормить молоком грудным. Потом мы ему даем какую-то другую более взрослую пищу. То же самое происходит в религиозной жизни. Мы ребенка с самого младенчества приобщаем к церкви, на родителях, на крестных лежит ответственность за его христианское воспитание, но в конечном итоге, когда он вырастет, он сам может сделать выбор. И есть случаи, когда люди отходят от Церкви.

Белоконев: Мы сегодня, работая с молодыми людьми, ключевым приоритетом в работе с ними обозначаем влечение молодежи в предпринимательскую деятельность, в инновационную деятельность. Наша задача увеличить потенциал человеческого капитала нашей страны и в этой связи мы периодически сталкиваемся с такими сложностями идеологического плана, это они связаны прежде всего с тем, что еще 20 лет назад за предпринимательскую деятельность в нашей стране можно было сесть в тюрьму. И чаще всего у нас в нашем народе активно представлены какие-то предпринимательские интенции разных других культур и протестантской культуры, и там иудейской культуры и других культур. В этой связи там православная культура хотелось бы, чтобы стала большей опорой для и предпринимательской, и для инновационной и креативной деятельности. В этой связи может быть вы могла бы нам подсказать, охарактеризовать какие-то конкретные примеры, может быть символы, ценности, которые исходят из православия для этой работы.

Владыка: У нас опять же сложился такой стереотип еще с советского, а потом с постсоветского времени, согласно которому предприниматель -- это человек нечестный. Вот слово спекулянт, оно как бы постепенно трансформировалось в слово бизнесмен, но отношение в народной среде к бизнесменам очень часто связано вот именно с этим подозрением в том, что они ведут какой-то нечестный бизнес. Тем более, что таких бизнесменов у нас было много в 90-е годы. О них очень широко говорилось в средствах массовой информации, то есть все это запечатлелось в народном сознании. И сегодня отношение к бизнесменам у нас примерно такое, как во времена Христа было к мытарям. То есть, недоверчивое, часто презрительное, которого многие из них совершенно не заслуживают. Потому что  есть немало людей, которые ведут честный бизнес, которые достигают успехов, благодаря своей, в хорошем смысле слова, предприимчивости, благодаря тому, что они честно работают. И многие из них очень глубоко связаны с Церковью и ориентированы на Церковь. Я думаю, что, если мы посмотрим на последние 20 лет, когда Церковь активно возрождалась, когда повсюду строились новые храмы, новые монастыри, огромные комплексы зданий -- ведь все это, в основном, было восстановлено на средства бизнесменов, причем люди добровольно вкладывали свои средства. И я думаю, что здесь очень большая заслуга, заслуга людей бизнеса, которая еще не оценена по достоинству. Они внесли свой очень значительный вклад и продолжают вносить в созидание и государства, и общества, и Церкви. И, конечно, очень хорошо чтобы молодые люди об этом знали. То есть, примеры честных предпринимателей, честных бизнесменов, они должны широко рекламироваться.

Белоконев: Еще один вопрос, который очень волнует сегодня государство и государственные органы. И, прежде всего, те, которые занимаются воспитанием молодежи, скажем так, за это отвечают, сталкиваются в сложностями в борьбе за сознание молодых людей, за умы, серьезная конкуренция и со стороны средств массовой информации, которые часто негативно влияют, об этом многие эксперты говорят. И Русская Православная Церковь тоже находится в таких же условиях, в такой же ситуации. И у Вас богатый опыт активной работы в этих условиях. Что бы Вы подсказали из этого опыта, поделились бы с нами.

Владыка: Мне кажется, что, если мы хотим по-настоящему возродить нашу страну, если мы хотим чтобы молодежь наша любила свою страну, чтобы молодые люди не уезжали из страны, то мы должны разработать совместную информационную политику. То есть, во-первых, положительный образ страны, положительный образ церкви, отсутствие или минимизация того негатива, который льется на нас через средства массовой информации. А где позитив, где образ положительного героя, где образ человека, на который может ориентироваться молодой человек? Его сегодня нет. И я думаю, что это очень большая наша проблема. Я думаю, что здесь должны быть какие-то совершенно сознательные усилия и государства, и Церкви, и общества для того, чтобы эту ситуацию переломить, для того, чтобы  люди больше позитива получали через средства массовой информации, чтобы перед ними были примеры, которым хотелось бы подражать. И тогда, я думаю, ситуация в нашем обществе будет меняться к лучшему.

Спасибо Вам, Сергей Юрьевич, что вы были гостем нашей передачи. Будем вместе работать с молодежью и делать то общее дело, которому мы все призваны.

Белоконев: Большое спасибо за приглашение.

Владыка: Дорогие телезрители, нашим гостем был Сергей Юрьевич Белоконев, руководитель Федерального агентства по делам молодежи. Мы с вами не прощаемся, оставайтесь с нами.

(СЮЖЕТ).

Владыка: Мы продолжаем нашу передачу. И сейчас я отвечу на вопросы, которые приходят на сайт нашей программы. Vera.vesti.ru. Здравствуйте Анастасия.

Анастасия: Здравствуйте владыка. Сегодня у нас ряд вопросов об именах и их значениях. Первый вопрос от Ольги из Соликамска. «Я назвала своего сына Назар. Но когда я выбирала имя, я не ссылалась на его значение. Позже прочитала, что Назар – значит посвященный к Богу. Какое влияние имеет имя на судьбу человека и стоит ли предавать этому большое значение?»

Владыка: В древности имена воспринимались на просто как клички или опознавательный знаки. В древности каждое имя носило конкретный смысл, и когда родители давали имя ребенку, они как бы вкладывали этот смысл в имя. Почему у нас на Руси сохранилось много имен, имеющих очень конкретный смысл, например Вера, надежда, Любовь и так далее. Но есть и имена, которые сегодня употребляются просто  из их благозвучия и значение которых люди не знают. Я думаю что в сегодняшней ситуации, как правило, люди даже не знают значение имени, если это имя иностранное, допустим греческое или древнееврейское. Но я не думаю, что вот семантическое значение такого имени, оно может как-то сказаться на судьбе человека.

Анастасия: Следующий вопрос от Дианы из Новороссийска. «Мне все время указывают на то, что мое имя Диана в святцах не значится. Но я не могу теперь узнать под каким именем меня крестили, папа давно умер, маме 91 год и она уже не помнит. Как быть? Разные священники дают разные советы по этому поводу?

Владыка: Надо ходить к одному священнику, с ним договорится по этому вопросу, и действовать так, как он подскажет. Нет никакого строгого правила, которое требовало бы чтобы человек носил имя того или иного святого. В конце концов князь Владимир, он был Владимиром по рождению и он стал Василием в крещении. И мы теперь называем детей Владимирами в честь князя Владимира, но когда сам князь Владимир принимал крещение,  такого имени в святцах не было и он получил другое имя. Есть обычай, это обычай русской церкви, это не обычай всех поместных церквей, согласно которому в крещении человек получает имя того или иного святого. И если его имя, полученное при рождении, не включено в святцы, то тогда ему дается  и дополнительное имя, то есть второе имя, то имя, с которым он причащается, исповедуется, собственно его христианское имя, имя, с которым его крестят. Но это не является общеобязательным правилом. Поэтому не правы те священники, которые не допускают  к причастию  человека, у которого имя, несоответствующее святцам.

Анастасия: Последний вопрос от Натальи. «Скажите, пожалуйста, влияют ли каким-то образом некоторые фамилии человека, например, Иуденко, на судьбу человека и стоит ли обращать внимание на подобные фамилии при выборе мужа или жены?»

Владыка: Я думаю что фамилии не влияют на судьбу человека. Я думаю, что неудачные фамилии, или фамилии, которые плохо звучат, они конечно могут испортить жизнь человеку, есть случаи, когда человеку надо менять фамилию, если его фамилия очень неблагозвучная. Конечно я думаю, что ни в коем случае нельзя обращать внимание на фамилию при выборе жениха или невесты. И в конце концов, если фамилия уж очень неблагозвучная, то как раз вступление в брак может послужить поводом для того, чтобы ее поменять.

Анастасия: Спасибо вам большое. Благодарю вас.

Владыка: Спасибо вам, Анастасия. Дорогие телезрители, я хотел бы в завершение нашей передачи напомнить вам слова апостола Павла: «Те, которые во Христа крестились, во Христа облеклись». Я желаю вам всего доброго и да хранит вас всех Господь!

Задать вопрос

* – поля, обязательные для заполнения